Category: медицина

Верх-Исетский бульвар, 15

Сегодня  Полина ptipodelniki Иванова сообщила, что окна комплекса зданий памятника истории и культуры "Госпиталь Верх-Исетского завода" заложены кирпичом.
Я ещё раз посмотрел ответ министерства культуры и туризма СО (скан здесь) и пришел к выводу, что так называемая консервация суть те самые "протиаварийные мероприятия", после которых с большой долей вероятности начнется реконструкция, сопровождаемая частичным сносом этого уникального комплекса.
А мы думали-гадали: для чего это привезли кирпичи и доски? Да для нового нового эшафота.

UPD. Пласт, связанный с историей медицины, стремительно исчезает.
1. Уничтожено 2 объекта из 3 Комплекса бывшей водолечебницы (Р. Люксембург, 50). Официально, правда, считается, что снесен только один объект - флигель, предварительно исключенный из реестра по постановлению правительства Путина. Однако то, что было сделано с лечебным корпусом (он был снесен и отстроен заново), никак нельзя назвать реставрацией (см. записи по тэгу).
2. Объект культурного наследия "Комплекс зданий бывшей глазной лечебницы, в которой работал Миславский А.А.", ул. Челюскинцев, 3-5а.В непосредственной близости от лечебного корпуса ведутся строительные работы. В ходе будущей реконструкции может быть полностью уничтожен второй объект комплекса - флигель (см. записи по тэгу).
3. Памятник истории и культуры "Клиническая больница скорой помощи. Комплекс", расположенный по ул. 8-е Марта, 78. Долгие годы в заброшенном состоянии. Кандидат на снос (записи по тэгу).
4. Наконец, Госпиталь Верх-Исетского завода.

Ну, ещё и НИИ ОММ (Репина,1), хотя здание и не является памятником, тем не менее, представляет историко-культурную ценность и могло бы быть в будущем принято на охрану.

Ответ Росохранкультуры по Миславского и SOS по памятникам в районе застройки "Екатеринбург-Сити"

I

Получил ответ от Росохранкультуры на наше коллективное обращение в связи с работами на территории памятника истории и культуры «Комплекс зданий бывшей глазной лечебницы, в которой работал Миславский А.А.: лечебный корпус, флигель».

 Collapse )


Конечно, расстроился. Самое главное, чего я ожидал, - это поддержки нашей позиции и принятия конкретных мер по ликвидации угрозы для памятника. Этого пока нет, на мой взгляд.

Есть и положительные моменты (просматриваются между строк с лупой): очередной ответ по локальному случаю ещё раз вскрыл ворох глобальных градостроительных проблем, нерешенных задач, точнее – не решаемых. Наши тычки медленно, но верно вскрывают дисфункцию и импотенцию государства. Верхи, кажется, уже не могут, низы точно не хотят. Такая вот предреволюционная диалектика.

 

Итак, давайте посмотрим, что нам написали.

 

Для начала ответим на вопрос: согласны ли с нами чиновники Росохранкультуры, что работы предполагаются на территории памятника и поэтому незаконны. Федеральная служба, кажется, не говорит ни «да», ни «нет». Я ожидал большего.

 

По мнению федералов, мы как бы неправильно сослались на Карту зон действия ограничений по условиям охраны объектов культурного наследия, мол, застройщику согласовали место под строительство ещё в 2006 году, а карта была введена в действие с 2008 года. Вот с этим я категорически не согласен. Мы имеем две посылки: 1) работы возле больницы Миславского попадают в границы территории конкретно этого памятника (согласно карте), 2) на территории любого памятника работы (любые, кроме реставрации) запрещены (согласно закону). Вывод: работы возле больницы Миславского недопустимы.

Предварительное согласование, на мой взгляд, никого не должно волновать, во всяком случае, Росохранкультуру точно. Если исполнительный орган муниципальной власти сначала (2006 г.) предварительно согласовывает строительство, а потом (2007) предлагает на утверждение представительному органу бумагу (карту как часть ПЗиЗ), согласно которой место предварительно согласованного строительства попадает в границы территории памятника, то это проблема исключительно администрации и застройщика. Пусть договариваются насчет другого места под строительство или решают разногласия в судебном порядке.

И потом, карта не появилась вдруг – в 2007-м году. Она - это некий упрощенный вариант Проекта зон охраны, который был разработан ещё в 2003 году. И уже по нему было ясно, что существует больница Миславского, вокруг которой соответственно территория памятника и охранная зона; администрация, разумеется, должна была знать, и ни в коем случае не должна была согласовывать выбор земельного участка.

Другое дело, что Росохранкультура не признает легитимность  ПЗиЗ и, следовательно, карты (при этом очень умело доказывает свою правоту). Но признает министерство культуры и туризма Свердловской области. Это не помешало, кстати, найти министерству свои отговорки в пользу того, чтобы не предписать остановить работы навсегда. И эти отговорки абсолютно беспочвенны, о чем я уже писал.

Вот такие дела. Я пока думаю, что тут можно сделать. Хотя Росохранкультура и выразила свое негативное отношение к факту апелляции к ПЗиЗ и к карте, все же она не поставила окончательную точку.

Далее. Концовка письма мне малопонятна. Допустим, что областное минкультуры и туризма должно было как-то согласовать выбор земельного участка тогда - в 2006 г. На основании чего оно могло согласовать или не согласовать, разрешить или отказать в разрешении?  На основании результатов историко-культурной экспертизы? Спорно. Потому что, положение о государственной историко-культурной экспертизе было введено в действие только в 2009 году (о наличии аттестованных экспертов я вообще молчу). Если же проводить просто историко-культурную экспертизу (негосударственную), то она не будет являться основанием для принятия соответствующего решения органом государственной власти. Тогда какое согласование могло дать минкультуры и туризма Свердловской области в ситуации, когда (по версии Росохранкультуры) нет ни зон охраны, ни утвержденных границ территории памятника?
Между тем историко-культурная экспертиза проводилась и министерство в 2005 г. даже выдавало застройщику условия застройки в охранной зоне (!). Судя по всему, минкультуры "взяло" охранную зону из Проекта зон охраны, больше неоткуда. Согласно Проекту намечаемое строительство попадает не в границы территории памятника, а в границы охранной зоны. А в соответствии с ПЗиЗ застраивать охранную зону вроде как можно, что противоречит федеральному законодательству.
Поэтому единственное, в чем можно согласиться с Росохранкультурой, так это в том, что нужно корректировать и Проект, и ПЗиЗ и генплан в целом. Главное - это Проект зон охраны, который подлежит корректировке и прохождению процедуры согласования и утверждения. Нам как воздух нужен этот Проект. Городу нужны правила – простые и понятные: у каждого объекта должна быть прорисована на картографической подоснове территория и зоны охраны, в текстовой части прописан градостроительный регламент и пр. Вся эта информация должна быть общедоступна.

Считаю, что гражданская конференция по градостроительным делам (тех, которые не хотят)  должна подтолкнуть органы государственной и муниципальной власти (тех, которые не могут) в доведении до ума Проекта зон охраны. Генплан должен быть, таким образом, доработан, внесены соответствующие изменения в ПЗиЗ. Все доработки, разумеется, должны осуществляться под неусыпным контролем общественности.

 

Что касается больницы Миславского, то действовать необходимо сейчас, откорректированный Проект – это далекая перспектива при всех оптимистических прогнозах. Если Росохранкультура не признает границы и зоны охраны, установленные на Карте ПЗиЗ, то она могла бы, к примеру, сославшись на требования областного законодательства по охране памятников истории и культуры, понудить министерство культуры и туризма СО инициировать разработку локальных зон охраны данного памятника. И уже после их разработки и утверждения  в установленном законом порядке станет ясно – возможно или невозможно строительство в указанном месте. Может быть, что служба ещё и предпримет какие-то шаги, но пока, если честно, я вижу только бессилие.

 

 

Больницу Миславского мы не спасли, но шанс остается.


II
Вчеращнее сообщение на форуме портала www.1723.ru : "Дома Антипина 52, 52А и 35 Жолобова в них еще недавно были арендаторы, но всех уже разогнали и теперь дома отданы на разорение бомжам. В 35 вроде бывает сторож. С одним из "представителей бездомных" сегодня пообщался – говорит, что разбирают металлические конструкции во дворе домов на лом...

Перед 52 домом уже срезали красивые металлические фонари в старом стиле".
Там же размещено и фото.

Речь идет об объектах культурного наследия "Усадьба Антипина П.А.: главный дом, флигель" (Октябрьской революции, 52) и

"Усадьба Жолобова: двухэтажный каменный жилой дом, ворота и ограда, металлическое ограждение палисадника, хозпостройки (перестроены)" (Октябрьско революции, 35, 33-а)

Памятники попадают в район застройки Екатеринбург-Сити, и похоже их приговорили. Спасайте их, кто как может.